Засуха 2012-го: первые выводы

Аватар пользователя Александр

Конечно, самые главные и долгоиграющие выводы по итогам засухи можно будет сделать, когда урожай окажется в закромах и появится время все обдумать. Тем не менее, первые итоги аграрии уже подводят, а некоторые из выводов даже начнут реализовывать не далее как через неделю-другую…


Алексей ЛОГУНОВ, фермер,
Гурьевский район:
— Фермером отработал 17 лет, земли тысяча гектаров, мне больше не надо: это у кого какой аппетит, а мне хватает. Культуры — пшеница, ячмень, горох, овес, гречка, рапс. Сейчас буду сеять озимую сурепицу.

Этот год заставляет думать о том, что в этой стране сельское хозяйство никому не нужно. И это не из-за ВТО: я к этому хорошо отношусь, правильная позиция, что мы туда вступаем. Будет вариант выбора; если только наши «верхние» чиновники смогут отстоять нашу позицию, то будет все грамотно, будет все хорошо. Боюсь не за себя, боюсь за нашу промышленность, которая производит сельхозтехнику. Она просто умрет.

Я работаю на всем российском: и денег не хватает на лучшее, и просто при маленьких объемах импортная техника нерентабельна. Комбайны у меня «Енисеи», трактора — Т-150, «белорусы», сеялки наши, комплекс «Агромастер» новый. Всегда сею вовремя, убираю вовремя, проблем никогда не возникало. Но в ближайшие пять лет будет проблема с кадрами. У меня сын, есть желание работать, но перспективы никакой. И говорю даже не о денежной стороне: нет дружбы такой, как раньше дружили, нет людей, которые в сельском хозяйстве готовы друг за дружку постоять. Мы не можем отстоять свои инициативы, не можем протолкнуть никакие свои решения, пролоббировать их. А один человек в мировой стае — никто. Поэтому и у сына особого желания нет заниматься сельским хозяйством. Нормальный, грамотный парень, хороший, по образованию механик, какой-то сотой не хватило до красного диплома.

А для себя какие выводы? Работать надо. У меня пусть небольшие объемы, но сею всего помаленьку. Сушилки, склады — все есть, все самодельное, все работает, все функционирует. Последние 30 тонн зерна — ячмень, горох, пшеницу — продал в июле по семь рублей за килограмм.

Этот год пугать должен не нас, пугать он должен тех, кто руководит нами, кто руководит страной и собирается накормить ее хорошим продуктом. Мне-то что — десять тонн пшеницы себе оставлю, намелю, морду вот такую наем, проблем нет. А вот как остальные? На сегодня скотину выбивают просто страшными темпами. Кормов нет, за тонну сена в районе уже просят до шести тысяч рублей. Кто такое сено покупать будет? И никто этим вопросом не занимается. У меня в этом году будет солома, меня никто об этом даже не спрашивает, чиновникам это не интересно, они все равно зарплату получат.
У нас по району девяносто процентов населения живут тем, что скотину держат. Перережут, а чем будут завтра жить? Тогда последних деревенских не станет, и будет тишь, гладь да божья благодать.

Михаил КАРАКУЛОВ, фермер,
Топкинский район:
— Нынче 150 гектаров, 50 паров и 50 трав. Было, по тысяче гектаров сеял, но сворачиваюсь потихоньку. Сын уехал в город, поля далековаты, овчинка выделки, получается, не стоит: что тысяча гектаров у тебя, что сто. За солярку отдай, за химию отдай, за то отдай, за то — а кругом одни перекупщики, галошу купишь потом и все. Цены-то нет на зерно.

У меня получается, что за солярку или запчасти платить — деньги нужны. Зерно за бесценок продашь, рассчитаешься с долгами, а что дальше? Из-за этого и скотину всю перерезал. Было семь коров, сотня только больших свиней… С людьми тоже проблема — одни пенсионеры.

Мне до пенсии совсем немного осталось, буду пшеничку да ячмень потихоньку выращивать, своим, деревенским, продавать. Хранилище на 600 тонн есть. Сушилка была, но сложилось так, что пришлось ее продать. Нынче, может, свое фермерство закрою… Где-то и нынче неплохие зерновые, а кое-где совсем плохо. Сосед мой вроде отсеялся, сначала хорошие ростки пошли, а потом звонит: у тебя половина погибла, а у меня вообще 90 процентов. То ли перепахивать, но тогда вообще молотить нечего будет. На распутье…

Александр АНДРИЯНОВ, фермер,
Беловский район:
— У меня три тысячи гектаров земли, 11 тысяч голов птицы. Год плохой, но мы ни одного гектара не списали. Своя технология, свои сроки посева, импортная высокопроизводительная и влагосберегающая техника, посевные комплексы — все это помогло выстоять. В те годы на отдельных полях урожаи достигали и 50 центнеров с гектара, прошлый год получилось 25 центнеров на круг. Нынче, конечно, такого не будет, центнеров по 15, но даже и по 10 для экономики хозяйства нормально.

Сейчас у нас основные культуры — это пшеница и гречиха. Прошлый год гречихи 600 гектаров было, нынче 1000… Подсолнух посеяли: было гектаров 40, нынче 150 — на жмых и масло для кур, в технических целях… Птицеводство нам очень помогает, по яйцу, по-моему, нет ограничений сбыта, до сих пор и из Новосибирской области его везут, и с Алтайского края…

Анатолий ГОРЯЕВ, фермер,
Ижморский район:
— В фермерах с 2001 года, в сентябре мне будет 68 лет. Сейчас 2,5 тысячи гектаров земли, половину паруем по старой технологии. Почему? Потому что денег нет.

У меня этот год, наоборот, урожайность будет в два раза выше, чем в прошлом. Удачно прошли три дождя, особенно второй был вовремя. Пшеница вот такая стоит, по пояс, примерно 20 центнеров с гектара. Гектаров 150 овса тоже попало под засуху, но по нынешнему году это немного.

У нас свиньи, потому что зерно по два рубля отдавать жалко, это ниже себестоимости, а дороже не берут. Кто смог до лета сохранить, тот продал подороже, но уборка начнется, и опять цена упадет до трех рублей, это мы уже знаем. Так и держим свиней, чтобы зерно хоть через мясо реализовать — 150 голов. Почему немного? Потому что работать некому. В прошлом году была проблема реализации свинины, но никому не надо, только под новый год кое-как начали продавать, свиньи давно переросли, каждый день передержки убытки увеличивал…

Людей отучили работать. Деревня такая большая, а конюха нет, свинарей нет. Находишь пацана, в прежние годы его и близко к скотине бы не подпустил, а теперь либо он, либо сам управляйся…
Мы никаких кредитов не берем, стараемся потихоньку сами. Единственно, в прошлом году взяли МТЗ-82 в лизинг. У меня два сына-агронома, один, правда, на разрезе работает. Внук на третьем курсе в сельхозинституте учится. Но для того, чтобы они захотели на земле работать, хоть какая-то поддержка нужна…

Владимир АРТАМОНОВ, главный агроном Кемеровской области:
— Учитывая, что климат меняется, что промежуток незасушливых лет был более десяти лет, логично, что нас и впереди ждут засухи. Так что готовиться надо к худшему сценарию.

Один из выводов — озимые, урожайность которых выше и которые в засуху имеют больше шансов. Это озимая рожь как наиболее отработанная в нашей зоне и по технологии, и по сортам. Это озимая пшеница, которой занимаемся недавно, она нынче погибла на 30-40 процентов, но экономически все равно оказалась выгодна. Нужно подбирать ее сорта, оптимизировать сроки посева… Это озимая сурепица, которая малозатратна при выращивании — обходимся без ядохимикатов, уходим от вредителей и болезней, мал расход семян.

Тоже новая для нас культура, тоже требует совершенствования технологии, прикатывания, выбора участков и предшественника. Даже при худшем варианте, когда сурепица погибла, она все равно окупилась: она и рыхлитель почвы, и как сидеральная культура дает органические удобрения, и как покровная культура своей погибшей массой прикрывает почву от испарения влаги, давая по весне подготовленные для посевов поля. Ее сев надо начинать уже в начале августа.

За несколько лет посевы озимых мы довели до 50 тысяч, сейчас убеждаем, что клин озимых надо увеличивать в полтора-два раза. Многие мыслящие руководители и фермеры, например, Анатолий Бугаков, говорят: мы яровую пшеницу вообще не сеем, только озимую.

Перспективная культура, под которой были почти удвоены площади, это гречиха. Сеется в конце июня, становится страховой культурой на случай катаклизмов. Тем более что в области построены два цеха по ее переработке, а цена как минимум втрое выше, чем у зерновых. В структуре посевных площадей она нужна именно как страховочная культура самых поздних сроков сева.

Еще новые культуры из озимых — ячмень, который впервые за Уралом появился в Кузбассе и дал неплохие результаты в «Береговом» и у фермера Печерина, и вика, которая в «Гефесте» вымахала при засухе под два метра…

Этот год напомнил, что надо заниматься травами: старовозрастные травы ничего не дали…

Год подтвердил, что 20 лет назад был взят верный курс на минимальные и влагосберегающие технологии обработки почвы. В 1966 году была жесточайшая засуха, средний урожай по Кузбассу — 6 центнеров с гектара, худший за все годы. Нынче засуха еще жестче, но 10-12 центнеров в среднем по области должны быть даже при такой дикой жаре.

И еще одно слабое звено, которое высветила засуха — недостаток агрономических кадров. Как известно, если солнце, дождь и гром, то не нужен агроном. А когда год трудный, тогда человеческий фактор играет особую роль…

Игорь АЛЕХИН.
НА СНИМКЕ: яровые фермера А.Бугакова, Кемеровский район, 25 июля с.г.
Фото автора.

Кузбасс

Рейтинг статьи:: 
Голосов пока нет

comments powered by HyperComments